ГЕНДЕРНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В УКРАИНЕ. ЮРИДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Очевидно, что для большинства наших граждан понятие «гендер» и связанные с ним словосочетания ассоциируются исключительно с действиями по защите равноправия женщин. В индивидуальном и в общественном сознании сформировался своеобразный штамп: тема гендера имеет отношение к определенным группам социально-активных женщин — феминисток, борющихся со всеми формами женской дискриминации, но никак напрямую не затрагивает основы существования семьи каждого из нас, будущего наших детей, нашего народа в целом. Этот штамп используется для скрытого, а потому насильственного, разрушения национальных устоев, каковыми являются традиционная семья, воспитание, культура, нравственность, вера; для кардинального изменения веками формировавшейся системы ценностей. Самосознание каждого отдельного народа и существует до тех пор, пока существуют традиционные устои жизни этого народа. Семья, в соответствии со ст. 3 Семейного Кодекса Украины, является первичной и основной ячейкой украинского общества. Разрушение традиционных устоев семьи неизбежно приводит к разрушению самобытности народа.

О гендерном равенстве на международном уровне речь зашла в 70-х годах ушедшего века. Первоначально в документах ООН и других международных организаций внимание действительно фокусировалось на недопустимости дискриминации прав женщин в сравнении с мужчинами во всех сферах жизни и деятельности: политической, экономической, социальной, гражданской и других. Однако позднее, с середины 90-х годов, акцент смещается от идеи защиты равноправия женщин с мужчинами к идее гендерного равенства в широком смысле. Так, в контексте недопустимости дискриминации, появляется принцип равенства независимо от сексуальной ориентации. В основе равноправия по признаку сексуальной ориентации лежит теория гендерной идентичности (самоидентификации), в соответствии с которой приоритетными в определении социального статуса (роли) человека являются не биологические признаки, а то, кем он сам себя осознает вне зависимости от биологических признаков. Согласно этой теории у большинства людей гендерное самосознание и биологические признаки совпадают, однако существуют ситуации, когда гендерное самосознание (гендерная самоидентификация) имеет слабую связь с биологическими (половыми) признаками или противоречит им. При таких обстоятельствах индивидуум может ощущать себя женщиной, имея биологические признаки мужчины, и наоборот; либо он может не относить себя ни к одному из полов, либо — сразу к двум полам. В соответствии с вариантами гендерной самоидентификации сексуальная ориентация, кроме традиционной гетеросексуальной, может быть бисексуальной, транссексуальной, гей-сексуальной, лесбийской (ЛГБТ сообщество – термин западного мира, аббревиатура от названных типов сексуальной ориентации).

Концепция гендерных преобразований, внедряемая на международном уровне, предполагает, что народы отдельных государств должны пересмотреть их «устаревшие» взгляды и ценности в соответствии с указанной теорией, признать «альтернативные» сексуальные ориентации такими же нормальными, как и традиционные гетеросексуальные. В соответствии с таким подходом следует пересмотреть традиционные взгляды на семью, рождение и воспитание детей, образование. Необходимо не только признать семьей отношения биологически однополых граждан, но и на законодательном уровне гарантировать им такие же права, как и традиционным семьям. Система воспитания и образования должна с малых лет воспитывать детей в духе так называемой гендерной свободы, то есть осознания «вторичности» биологических признаков для самосознания своего социального статуса (роли), недопустимости такого воспитания ребенка, когда с детства ему прививаются традиционные качества женщины или мужчины соответственно (на «гендерном» языке – недопустимости стимуляции у ребенка гендерной идентификации по половому признаку).

И на самом Западе события и суждения в СМИ «развитых» стран уже сегодня свидетельствуют о тревоге обычных людей в этих странах, о возникающем понимании неизбежных последствий реализуемой правительствами «гендерной революции» в виде глубочайших изменений всей системы общественных институтов (семьи, морали, экономики, образования, власти), которые могут повлечь за собой буквально «тектонические» сдвиги внутри западной цивилизации.

Но более непредсказуемыми могут быть последствия навязывания западного понимания свободы и свободного развития славянским народам. Западные культура и мироощущение искони отличались от восточных. Стоит вспомнить, что именно отречение нашего народа в лице имперской бюрократии и «интеллигенции» от собственных исторических и духовных основ, поклонение западным «прогрессивным» идеям и «видениям» привело к катастрофе кровавой революции прошлого века – не на Западе, а у нас.

Общество и политикум с большим пиететом относятся ко всем социальным идеям, приходящим с Запада. Только религиозные организации призывают быть осторожными и осмотрительными при имплементации чужих идей на нашей почве. Только религиозные организации, и в первую очередь Православная Церковь, бьют тревогу по поводу посягательств на традиционные моральные и семейные ценности под видом борьбы с дискриминацией сексуальных меньшинств, не опасаясь немедленно следующих за этим обвинений в гомофобии и ксенофобии.

В последние годы государственными органами Украины осуществляются мероприятия по внедрению так называемых гендерных стандартов в жизнь украинского общества. Насколько такие действия отражают волю народа, как источника власти в стране? Насколько открыты, последовательны и честны действия власти и насколько они соответствуют Основному Закону Украины?

История национального нормотворчества в указанной области вкратце выглядит следующим образом.

Следуя духу политики ООН по обеспечению равенства мужчин и женщин как определяющему фактору успешного развития мира в 21 веке, в Украине были разработаны Национальные планы относительно улучшения положения женщин: на 1997-2000 годы, затем на 2001-2005 годы. Ни о каких теориях гендерной идентичности в этих планах речь не шла.

В апреле 2001 года издается Указ Президента «О повышении социального статуса женщин» (Указ от 25.04.2001 года № 283/2001В), а в июле 2005 года — Указ Президента Украины «О совершенствовании работы центральных и местных органов исполнительной власти по обеспечению равных прав и возможностей женщин и мужчин» (Указ от 26.07.2005 года № 1135/2005). Президент обязывает органы исполнительной власти внедрять «гендерные подходы» в свою работу с учетом опыта других государств. Что именно понимается под гендерными подходами Президент не определяет. Кроме того, органы власти ориентированы на организацию мероприятий по формированию «гендерной культуры» населения, внедрение соответствующей информационно-пропагандистской деятельности.

В сентябре 2005 году в Украине был принят Закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» (Закон № 2866 от 08.09.2005 года). Как следует из преамбулы закона, его целью является достижение паритетного положения мужчин и женщин во всех сферах жизнедеятельности общества. И действительно большинство статей этого акта посвящено нормативному обеспечению равенства мужчин и женщин в избирательном процессе, на государственной службе, в сфере предпринимательства, занятости, социальной защиты и т.д. Под гендерным равенством (статья 1) понимается «равный правовой статус женщин и мужчин и равные возможности для его реализации, что позволяет лицам обоих полов принимать равное участие во всех сферах жизнедеятельности общества». Закон также ничего не говорит о гендерной идентичности, и не упоминает о не дискриминации по признаку сексуальной ориентации. В то же время в статье 21 Закона, посвященной равным правам в сфере получения образования закрепляется обязанность учебных заведений «подготавливать и издавать учебники, учебные пособия, свободные от стереотипных представлений о роли мужчины и женщины». При этом, какие именно представления являются стереотипными, «устаревшими» закон не определяет.

Во исполнение требований Закона № 2866 Кабинет Министров Украины в декабре 2006 года принимает Государственную Программу по утверждению гендерного равенства в украинском обществе на период до 2010 года (Постановление КМ Украины от 27.12.2006 года № 1834). Декларируя ту же цель, которая была указана в Законе № 2866, Программа еще более насыщена терминами с определением «гендерный», смысл которых не раскрывается, и уходит еще глубже в сферу необходимости преодоления гендерных стереотипов. Так в контексте гендерных стереотипов, от которых необходимо избавляться, речь идет и о роли женщины и мужчины в семье, и об утверждении духовных ценностей, и об обеспечении гендерного паритета в духовной сфере. В качестве одной из основных задач Программы утверждается необходимость адаптации законодательства Украины к законодательству Евросоюза в сфере обеспечения гендерного равенства; приведения законодательства Украины в соответствие с международными стандартами в сфере обеспечения гендерного равенства (которые, как следует из текста, только предстоит еще перевести на украинский язык – пункт 44 Программы).

Существенно изменяются в Украине подходы к внедрению гендерных преобразований в 2008 году, когда в развитие Рамочной Программы помощи Украине (UNDAF) Министерством Украины по делам семьи, молодежи и спорта под управлением и за финансовые средства Еврокомиссии реализуется Программа равных возможностей и прав женщин в Украине на 2008-2011 годы. На гендерное «окультуривание» чиновников центральных и местных органов власти, школьных учителей, преподавателей вузов, создание исследовательских центров, разработку и внедрение методик и стандартов гендерного образования, проведение соответствующих тренингов, организацию поездок депутатов и чиновников в страны Евросоюза для изучения опыта было выделено около 9,0 млн долларов.

Фактически без законодательного закрепления, не говоря уже о широком публичном обсуждении, в широком масштабе в систему образования, науки, культуры нашей страны в обязательном порядке внедряются новые культурные и моральные взгляды Западной Европы на семью и воспитание детей, чуждые нашей ментальности и культуре. Наших преподавателей, учителей школ, детей и студентов уже обучают тому, что традиционная семья – это устаревший стереотип. «Нормально» – это любые варианты объединения, независимо от пола. «Нормально» — это недопустимость существования в семье мамы и папы – только и исключительно «родители». Под видом борьбы с дискриминацией по половому признаку осуществляется посягательство на традиционные моральные и семейные ценности.

«Цивилизованность» таких действий подтверждается Резолюцией Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) 1728 (2010), которая призывает правительства государств – членов Совета Европы изменить национальные законодательства и политики в целях преодоления дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. В частности, в соответствии с резолюцией, государствам-членам Совета Европы следует «обеспечить юридическое признание однополых партнерств», «допустить возможность совместной родительской ответственности в отношении детей каждого партнера», «обеспечить для ЛГБТ свободу выражения мнений и свободы собраний и объединений».

Инициаторы разрушения духовных, культурных традиций народов Восточной Европы, в том числе и нашего народа, обосновывают законность и необходимость таких преобразований международно-правовыми обязательствами наших стран.

Однако в действительности в основополагающих международно-правовых актах, как-то: Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, или Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 года, не идет речь о примате гендерной идентичности и «устарелости» стереотипов традиционной семьи и воспитания детей.

По мысли апологетов сексуальных преобразований обо всем этом речь в указанных документах идет, хотя и не напрямую, а косвенно.

Например, статья 2 Всеобщей декларации прав человека 1948 года устанавливает: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения» (выделено мной – О.М.).

Статья 14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года содержит следующее положение: «осуществление прав и свобод, изложенных в этой Конвенции, гарантируется, без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических и других убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного состояния, рождения или других обстоятельств» (выделено мной – О.М.).

Данные выводы основываются на трактовании указанных международно-правовых актов в контексте западно-европейской культуры второй половины 20-го столетия. И уже расширенное их толкование как «прав человека третьего поколения — коллективных прав» инкорпорируется в акты европейских институций, в том числе Совета Европы, находит свое выражение в решениях Европейского суда по правам человека. Такие документы, как например, рекомендации Комитета Министров Совета Европы или резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы не действуют в качестве источников права на территории Украины. Но Украина, являясь членом Совета Европы, обязана предпринимать меры для внесения соответствующих изменений в национальное законодательство. В то же время решения Европейского суда по правам человека в соответствии со ст. 17 Закона Украины «Об исполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека» (Закон от 23.02.2006 года № 3477-IV) являются источником права в Украине.

Развитие духовности, моральных основ, интеллектуального потенциала Украинского народа относится к приоритетам национальных интересов Украины (ст. 6 Закона Украины «Об основах национальной безопасности Украины» — Закона от 19.06.2003 года № 964-IV). Очевидно, что приоритет национальных интересов должен определять действия и позицию Украины в Совете Европы, когда принимаемые резолюции или рекомендации идут вразрез с основами общественного строя нашей страны.

В таких условиях утверждения о наличии прямых международно-правовых обязательств государства Украина по утверждению в стране новых моральных ценностей и культуры, основанных на теории гендерной идентичности, являются несколько преувеличенными и некорректными. До 2008 года деятельность государственных органов Украины никак не затрагивала традиционные устои жизни украинского общества. Справедливости ради нужно сказать, что и для реального обеспечения равенства прав украинских женщин эта деятельность ничего существенного не принесла – не создано ни одного реального государственного механизма для обеспечения такого равенства. Но после 2008 года, все также оставаясь безучастным к реальному государственному обеспечению равноправия женщин в политике, экономике, на государственной службе и т.п., государственная машина начала интенсивно насаждать «новую» сексуальную культуру и мораль в украинском обществе.

С юридической точки зрения действия органа государственной власти – Министерства по делам семьи, молодежи и спорта, начавшего в Украине, в рамках Программы равных возможностей и прав женщин в Украине, гендерные преобразования, не соответствующие общественной морали, традиционным ценностям украинского народа, более того – можно утверждать — направленные на разрушение таких ценностей, являются противоправными, посягают на основы конституционного строя страны, и как таковые должны пресекаться гарантом соблюдения Конституции – Президентом страны.

В результате административной реформы, проведенной в конце 2010 года, Министерство по делам семьи, молодежи и спорта было ликвидировано. И хотя формально исчез орган, отвечавший за внедрение гендерных преобразований в Украине, сказать, что государственная политика в данной сфере стала более ясной для широкой украинской общественности, нельзя.

Конституционный строй – это основанные на Конституции Украины: полновластие Украинского народа как носителя и единого источника власти в Украине, суверенитет государства, его территориальная целостность и неприкосновенность границ, демократизм, республиканская форма правления, принципы и формы организации и деятельности органов власти и органов местного самоуправления, равенство всех наций и народностей, права и свободы человека и гражданина, взаимоотношения граждан и государства, закрепленные в первом разделе Конституции Украины.

Согласно статье 11 Конституции Украины обязанностью государства является содействие консолидации и развитию украинской нации, ее исторического самосознания, традиций и культуры.

Никто не может оспаривать тот факт, что история народов, населявших территорию Украины на протяжении предыдущих тысячи лет свидетельствует о развитии духовности и культуры украинского народа на основе и в тесной связи с христианской православной традицией. Определяющее влияние христианского учения, традиции, образа жизни народа на формирование конституционного строя независимого государства нашло выражение в положении Преамбулы Конституции Украины об осознании народными избранниками своей ответственности перед Богом, собственной совестью, предыдущими и будущими поколениями. Более того, такая преамбула утверждает волю избравшего парламент народа развивать украинское общество на основе именно христианской традиции и культуры, что не противоречит светскому характеру государства. Если государство, в лице органов исполнительной власти решило отойти от национальных традиций духовности, семьи, воспитания и приступить к внедрению иных ценностей, оно должно открыто заявить об этом народу, это — во-первых.

Во-вторых, осуществление государственной политики, направленной на изменение духовных и моральных традиций, составляющих основу конституционного строя Украины, нуждается, как минимум, во внесении соответствующих изменений в Конституцию Украины двумя третями конституционного состава Верховного Совета, при условии последующего его утверждения всеукраинским референдумом (статья 156 Конституции Украины).

Очевидно, что при внедрении гендерных образовательных и иных программ, построенных на основе теории гендерной идентичности и сексуального равноправия, требования Конституции не выполняются. Само внедрение новых культурных и моральных ценностей осуществляется без обеспечения правовой определенности совершаемых государственными органами действий, со ссылкой на необходимость исполнения международно-правовых обязательств Украины, что не вполне соответствует действительности.

Дальнейшее осуществление гендерных преобразований без открытой публичной дискуссии, без оценки их составляющих на предмет соответствия действующей Конституции Украины, могут привести к необратимым социальным последствиям.

P.S. В официальном ежемесячном издании Верховного Суда Украины («Вестник Верховного Суда Украины № 12, 2010 год, стр. 39) опубликована «Рекомендация Комитета Министров Совета Европы государствам-членам в отношении судей: независимость эффективность и обязанности» от 17 ноября 2010 года. Статья 45 данной Рекомендации предусматривает, что в отношении судей или кандидатов на должность судьи не может быть никакой дискриминации, в том числе на основании сексуальной ориентации. Как государство Украина планирует обеспечить соблюдение данного европейского принципа независимости судебной власти?

Олег Миронов

Реклама

6 комментариев

  1. Дякую за статтю. Багато конкретного матеріалу, дуже допоможе в роз*яснювальній роботі.
    Нехай Бог допоможе нам не допустити це зло на нашій землі.

  2. «Наших преподавателей, учителей школ, детей и студентов уже обучают тому, что традиционная семья – это устаревший стереотип. «Нормально» – это любые варианты объединения, независимо от пола. »
    А с чего Вы это взяли? Кто такому обучает и где? Хотелось бы конкретные факты услышать

    • У нас в институте переподготовки учителей рассказывает некий сексопатолог Виноградов, кажеться фамилия, про то что гомосексуализм это нормально, что мастурбирующие на уроке дети — это нормально и мешать им не надо и вообще много чего интересного рассказывает из практики своей сексопатологии. Это для учителей младших классов! Может другим тоже рассказывает — не знаю. Это достаточно конкретный факт?

      • Вообще-то нет. Потому что «а мне кто-то в каком-то институте рассказывает» — это вообще не факт. Факт — это ссылка на опубликованное исследование или хотя бы на интервью с Виноградовым, а ваш пересказ — это пересказ, если не домысел.

  3. Институт вполне конкретный «Днепропетровский институт последипломного образования». Курсы были для учителей МЛАДШИХ классов. В этом учебном году. Исследования про то как развращают наших детей и как уничтожают образование еще не проводили — не выгодно никому. А интервью можете взять у учительницы которая все это слушала — она готова вам его дать.

  4. если наше правительство решает не размыслив,что будет после…, может когда-то произойти не только с другими но с их ними детьми.Поэтому нужно всеми силами не давать этому произойти.


Comments RSS TrackBack Identifier URI

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s